Ivan Kroshnyi: Robert bot
  • Русский
  • English
Иван Крошный о рынке растительного масла

Мировой рынок растительного масла. Влияние войны в Украине

Содержание:

1. Прямое влияние войны
2. Накладные триггеры роста
3. Влияние на компании
4. Резюме

Война в Украине привела к историческим пикам цен на сельскохозяйственную продукцию (подробнее читайте по ссылке). И если до сих пор основное внимание уделялось зерновым, в частности пшенице, то другая уже созревшая боль продовольственной безопасности — влияние войны на растительные масла.

Прямое влияние войны

✔непосредственные глобальные перебои возникли в экспорте подсолнечного масла. Важными рынками потребления являются Индия, ЕС и Китай, на которые приходится более 75% всего экспорта Украины;
✔из-за закрытия портов примерно половина подсолнечного масла, которое обычно экспортировалось бы из урожая прошлого года, не может быть вывезена из страны; единственной альтернативой являются более дорогостоящие маршруты на запад через Румынию или Польшу;
✔перерабатывающие предприятия по-прежнему не работают, а большая часть украинских подсолнечных ферм расположена к востоку от реки Днепр, где сейчас идет большая часть боевых действий;
✔российский экспорт в настоящее время ограничен в связи с совместными последствиями нарушения морской торговли в Черном море, введением российскими властями экспортной квоты и влиянием санкций;
✔с момента вторжения цены на растительное масло выросли в среднем почти на 30%. Подсолнечное масло пострадало самым широким образом —  рост более 40%. На него приходится около 13% растительных масел, продаваемых на мировых рынках, а на Украину и Россию приходится, ~50% и 25% подсолнечного масла, продаваемого в мире. Поскольку растительные масла практически не требуют переработки, высокие цены уже легли на потребителей, а в некоторых случаях сообщается о дефиците в розничной торговле.

Накладные триггеры роста

1. Взаимозаменяемость. Растительные масла различаются по вкусу и применению в продуктах питания, но в значительной степени заменимы для многих целей. В результате цены на масла, как правило, движутся вместе. Тем не менее, замена может создать головную боль для производителей продуктов питания из-за проблем аллергии и национальных требований к маркировке. Такие корректировки приведут к возникновению узких мест в производстве и некоторому дефициту, одновременно увеличивая производственные затраты и, в конечном счете, цены.

2. Недавний рост мощностей по производству биодизеля. В основном благодаря нормативным актам, которые предписывают смешивать его с топливом, и субсидиям, стимулирующим его использование, производство биодизельного топлива выросло за последние 20 лет с менее 1% от общего объема использования растительного масла в 2003 году до почти 15% в настоящее время. Основные программы включают США, Аргентину и Бразилию (в основном соевое масло), Индонезию и Малайзию (пальмовое масло), ЕС и Канаду (в основном рапсовое масло и пальмовое масло). Мандаты на производство биодизеля оказывают дополнительное давление на мировые цены на растительное масло.

3. Экспортные ограничения. 43% растительных масел подвергаются тем или иным экспортным ограничениям. Экспорт из охваченной войной Украины практически прекратился. Россия ввела экспортную квоту на подсолнечное масло. Египет и Турция запретили экспорт пищевых масел. В условиях текущего кризиса торговые ограничения, введенные основными экспортерами растительного масла, усилили волатильность цен.

4. Сроки ограничений. После введения прогрессивного импортного сбора на пальмовое масло в марте Индонезия объявила о запрете на экспорт сырого и рафинированного пальмового масла с 28 апреля (для понимания, в 2020 страна экспортировала этот продукт на $18 млрд., по сути, половину всего экспорта пальмового масла мира). Как долго будет действовать этот запрет, неизвестно, но ограничения еще больше усугубят импортные потребности других стран, таких как Индия и Бангладеш. Экспортные ограничения нарушили рынок и соевого масла. 13 марта Аргентина ограничила экспорт соевого масла и шрота, а 31 марта изменила курс, разрешив экспорт, но повысив экспортные пошлины с 31% до 33%.

Влияние на компании

✔инвесторы обычно считают крупные потребительские компании устойчивыми к экономическим потрясениям. Но по мере роста цен на сырье некоторые начинают сомневаться в способности компаний переложить дополнительные расходы на покупателей. Сейчас это головная боль гигантов потребительских товаров, которые используют масла тоннами для производства всего — от закусок до губной помады;
✔тонна пальмового масла с поставкой в мае торгуется по цене более $1700, на 70% выше средней спотовой цены в 2021;
✔Unilever #UL, или «soap-to-soup group», в прошлом году потратила $2,7 млрд. на пальмовое масло, около 15% от ее общих расходов на сырьевые товары;
✔Procter & Gamble #P&G, Mondelez #MDLZ, Nestlé, находятся в похожем положении. Все также платят больше за соевое и другие альтернативные масла, поэтому замена одного вида на другой принесет мало финансового облегчения;
✔запрет Индонезии осложнит усилия бизнеса по представлению себя как «эко». Производство пальмового масла исторически происходило за счет тропических лесов, чтобы освободить место для плантаций. Сегодня Nestlé заявляет, что 90% пальмового масла, закупленного ею в 2021, было сертифицировано как не подвергшееся обезлесению. На создание такого потенциала в Индонезии ушли годы, и будет трудно воспроизвести его в других странах в сжатые сроки.

Резюме

1. Повышение цен на «пострадавшие» товары окажет негативное влияние на потребителей, особенно на беднейшие домохозяйства.
2. То, как долго сохранятся высокие цены, будет во многом зависеть от того, насколько быстро в Украине восстановится мир и как долго будет восстанавливаться ее с/х экономика. Но даже при самых благоприятных обстоятельствах цены останутся высокими в течение этого года и в 2023 году. И это даже при том, что фермеры США намерены засеять рекордные площади соевыми бобами и есть первые признаки того, что производство сои в Южной Америке и рапса в ЕС может возродиться.
3. 31 млн тонн растительного масла, перерабатываемого в настоящее время в биодизель во всем мире, представляет собой количество калорий, эквивалентное для питания более 320 млн. чел. в год. Но приостановка мандатов на биотопливо вряд ли произойдет, учитывая сильное политическое лобби.
4. Ограничения на экспорт грозят усугубить дефицит, особенно для ключевых растительных масел. Остается надеяться, что такие ограничения, как индонезийский запрет, будут носить временный характер и не распространится на другие страны. В противном случае бедные слои населения не смогут удовлетворять жизненные потребности. С учетом того, что они и так не имеют возможности перейти на дорогое сливочное масло или другие продукты на основе животных жиров.