Ivan Kroshnyi: Robert bot
  • Русский
  • English
Иван Крошный о войне в Украине и сельскому хозяйству

Война в Украине и мировой сельскохозяйственный кризис: комплексный анализ

Содержание:

1. Трудности фермеров: нехватка средств производства
2. Физическая опасность для сельхозработников
3. Узкие места на границе: экспортные маршруты, отрезанные войной
4. Ударная нехватка продовольствия за пределами Украины
5. Угроза голода: чего ожидать дальше

«Украина давно является страной природных богатств не только для своего населения, но и для людей во всем мире. Продукты, произведенные из пшеницы, кукурузы и подсолнечника, можно найти на рынках от Эстонии до Египта. Черноземная почва отличается высоким плодородием. Сельскохозяйственные угодья обходятся дешевле, чем в Европе и США. А глубоководные морские порты обеспечивают легкий доступ к международным рынкам. Это сочетание позволило Украине стать ключевым экспортером сельскохозяйственной продукции, и ее стали называть житницей Европы. Теперь же житница перевернута».

Это начало свежего и очень объемного обзора Financial Times, в котором детально анализируется глобальный сельскохозяйственный кризис, вызванный войной в Украине. Каковы основные факторы, приводящие к этому кризису? Какие страны пострадают больше всего? Какие могут быть пути выхода? Рассмотрим подробнее.

Трудности фермеров: нехватка средств производства

Один из главных факторов риска для с/х отрасли в Украине — это сложности с проведением работ. Сельскохозяйственные угодья превратились в поля сражений, дорожная и портовая инфраструктура Украины подвергается атакам российских ракет, цепь поставок продовольствия в стране оказалась перегруженной.

По заявлению министра аграрной политики Украины:

«Фермеры, работники сельского хозяйства ушли на войну, как и некоторая часть их техники». Более того, «есть ограничения на рабочее время из-за комендантского часа, на передвижение сельскохозяйственной техники из-за контроля на дорогах».

В некоторых южных областях, которые стали свидетелями наиболее интенсивных боевых действий, в 2019 году 80% земель активно обрабатывались. В целом, 57% земель использовались для выращивания с/х культур в 2019 году. Для сравнения, в США в том же году активно использовалось 17%.

Кризис может затянуться до 2023 года, если фермерам будет трудно купить необходимые средства производства, такие как семена и удобрения для посевного сезона в конце этого года. Имеющиеся у фермеров запасы семян, скорее всего, будут исчерпаны к тому времени, а невозможность экспорта означает, что у них закончатся деньги.

Если порты не будут функционировать, фермерам страны, которые отправляли пшеницу и подсолнечник в такие страны, как Египет и Турция, морским путем, придется искать других покупателей. То есть разрабатывать новую цепочку поставок через Европу, а на это потребуется значительное время.

Повреждение дорожной сети Украины и инфраструктуры распределения продовольствия затрудняет доставку продовольствия в районы, где резко оказались миллионы внутренне перемещенных лиц. По оценкам Всемирной продовольственной программы, 45% населения обеспокоены дефицитом еды.

Физическая опасность для сельхозработников

В районах, где продолжаются боевые действия, возвращение к с/х работам сопряжено с опасностью. Фермеры в пуленепробиваемых жилетах и касках на открытых полях становятся потенциальными целями для авиаударов.

Все это происходит в решающее время года для с/х отрасли. Озимая пшеница, посаженная в октябре и ноябре, должна быть удобрена для сбора урожая в июне и июле. Яровые культуры, включая кукурузу, ячмень и подсолнечник, должны быть посажены в апреле.

Физическая опасность для сельскохозяйственных работников со стороны военных действий является лишь одним из нескольких факторов, которые, по оценкам, приводят к тому, что 20%-30% площадей, на которых выращиваются эти культуры, останутся неубранными или не будут засеяны этой весной.

Не говоря уже об опасностях войны и потребности в рабочей силе, многие фермеры испытывают трудности с поиском элементарных вещей, необходимых для ведения хозяйства. До войны Россия и Беларусь обеспечивали основной объем импорта топлива в Украину, сейчас часть складов подверглась авиаударам.

Поскольку основные морские порты блокированы, Украина вынуждена полагаться на железнодорожные и автомобильные перевозки. Правительство Украины заявляет, что, по данным украинских фермеров, есть только 20% топлива, необходимого для работы на обычной мощности.

Узкие места на границе: экспортные маршруты, отрезанные войной

Морские блокады Украины препятствуют ввозу топлива и вывозу товаров. Delta и Kernel — одни из многих компаний, пытающихся перенаправить обычно перевозимые морем товары на железную дорогу для экспорта по суше через западную границу.

Но пропускная способность железнодорожной сети ограничена, отчасти из-за поврежденной инфраструктуры и угрозы со стороны российских войск. И тут же в цитатах отражены все основные проблемы:

Министр аграрной политики Украины:

«До войны мы могли экспортировать более 5 млн тонн с/х продукции через порты Черного моря в месяц. Сегодня это невозможно из-за сложившейся ситуации. Наш экспорт практически прекратился. В настоящее время возможности поставок за рубеж упали до 0,5 млн тонн зерна в месяц».

Коммерческий директор завода Delta:

«Обычно мы отправляем продукцию в Европу, Азию и по всему миру. Сейчас у нас только Европа, так как у нас нет выхода к морю, а наша наземная инфраструктура не была готова».

Компания Kernel, крупнейший в Украине производитель подсолнечника:

«Вероятность экспорта даже 30% от довоенных объемов невелика».

Компания Delta озвучила еще одну серьезную проблему: смогут ли украинские и западные железные дороги переварить такой объем на границе? Поскольку колея, или расстояние между путями, на украинских железных дорогах шире, чем у европейских соседей, пересечение границы требует полной разгрузки и перегрузки груза в новый поезд, или перестановки вагонов на другую колесную пару.

Терминалы не приспособлены для обработки таких больших объемов, поэтому железные дороги Украины ищут пути расширения пропускной способности в пяти пограничных странах. На станции Ягодин, недалеко от Польши, в сутки можно обрабатывать максимум 56 вагонов.

В Украине есть системы смены тележек на станции Чоп, соединяющейся с Венгрией и Словакией, а также на станциях Ягодин и Мостиска, соединяющихся с Польшей. Эта система позволяет не перемещать грузы из вагонов, но это трудоемкий процесс, который может занять несколько часов в зависимости от длины поезда.

В день можно обрабатывать максимум 467 вагонов на восьми пограничных переходах с Польшей, Венгрией, Румынией и Словакией. Один поезд может перевезти примерно десятую часть того количества зерна, которое может перевезти судно.

Дорожной легкой альтернативы нет: из-за военного положения и запрета на выезд мужчин в Украине нет достаточного количества водителей, чтобы возить грузовики в ЕС.

Ударная нехватка продовольствия за пределами Украины

Война привела к глобальному дефициту поставок. На Украину приходится ~8% мирового экспорта пшеницы, 13% кукурузы и более трети торговли подсолнечным маслом. Обычно Украина экспортирует от 40 до 50 млн тонн зерновых в год. Объемы экспорта в марте составили 25% от февральских.

Проблемы Украины с экспортом товаров особенно остро ощущаются в Африке и на Ближнем Востоке, куда поступает большая часть пшеницы. На Украину приходится 80% импорта Ливана, и она является ведущим поставщиком для таких стран, как Сомали, Сирия и Ливия.

Россия также обеспечивает своего черноморского соседа Турцию более чем 60% импорта пшеницы (в марте продовольственная инфляция в Турции подскочила до 70%).

Египет закупает почти две трети потребляемой им пшеницы на международных рынках, что делает его крупнейшим в мире импортером. Более 80% импортируемой пшеницы он получает от России и Украины (в марте обратился за поддержкой к МВФ после резкого роста цен на пшеницу, растительное масло и топливо).

Пострадают не только те страны, которые напрямую покупают у двух государств-экспортеров. Глобальная торговля строилась в расчете на бесперебойные поставки, и последствия войны отразились на международных рынках зерна и растительного масла.

Резкий рост стоимости кормов для скота, удобрений и топлива сказывается на фермерах по всему миру. Война угрожает не только продовольственным поставкам стран, но и их собственным системам с/х производства.

Угроза голода: чего ожидать дальше

Бедные страны, которые уже сталкиваются с широко распространенным голодом, почувствуют боль сильнее всего. Всемирный банк предупредил, что каждый процентный пункт роста цен на продовольствие приводит к тому, что 10 млн человек в мире оказываются в крайней нищете.

Политики уже сталкиваются с очень неприятным компромиссом, потому что на них оказывается давление с целью продолжения или даже увеличения субсидий на продовольствие в ситуации, когда государственные финансы уже находятся в напряжении.

Правительства многих развивающихся стран, где расходы на продукты питания составляют большую часть расходов домохозяйств, находятся в состоянии повышенной готовности, чтобы предотвратить социальные волнения. Протесты уже вспыхнули в нескольких странах, включая Шри-Ланку, где война привела к дальнейшему росту и без того высоких цен на продовольствие, особенно на импортные товары, такие как пшеница, бобовые и сахар.

Скоординированного ответа на нарастающий глобальный продовольственный кризис пока нет, хотя правительства стран ищут пути выхода из ситуации. Например, ЕС рассматривает возможность снятия всех торговых барьеров для экспорта из Украины, и речь прежде всего о сельскохозяйственной продукции.

Но разумно ли это делать сейчас, когда объективно нет перспективы окончания войны, когда шансы на полноценную посевную снижены, и локально в некоторых регионах страны вырисовывается гуманитарная катастрофа?

Пока сложно дать оценку, но, возможно, будут и альтернативные, более взвешенные решения.