Ivan Kroshnyi: Robert bot
  • Русский
  • English
Медь: Иван Крошный о популярном металле

Медь. Индикатор мировой экономики

Цены на сырьевые товары дают хорошее представление о настроениях в мировой экономике — медь рикошетом отправилась на медвежий рынок. Падение рассматривается как индикатор экономического спада, этот промышленный металл используется во всем — от электромобилей до бытовой техники.

По цифрам

✔цена находится на самом низком уровне с февраля 2021 года, обновив 17-месячный минимум;
✔с начала года -18%, в июне -12.8%;
✔на LME цена в первый день июля $7975/Mt;
✔фьючерсы, торгуемые в Нью-Йорке, упали до уровня ниже $3.60/lb.

По сути

1. Предполагаю, что сырьевые товары были накоплены в ожидании разгонной инфляции, а когда экономика слабеет, их придется ликвидировать. Все признаки надвигающейся рецессии спрятаны на виду. Жадность может и будет влиять на зрение и здравый смысл. Теперь, когда страх играет по обе стороны рынка, быки измотаны, а у центральных банков закончились пилюли. Природа-мать не любит, когда ее ущемляют, и будет мстить, как всегда. Похоже, происходит именно это.

2. Но медь вполне может оказаться одной из временно теряющих спрос. В условиях спада замедляется строительство, особенно учитывая микро-ужесточение блокировок в Китае. Эксперты расходятся — как долго продлится снижение цен и насколько сильно оно охладит инфляцию – и избегают быть однозначными. Цены на сырье весьма неустойчивы, геополитика изменчива, это может привести к очередному скачку. 

3. Объективно смягчение цен на сырье не является надежным признаком рецессии, но подтверждает мнение о замедлении темпов роста. Рассмотрим альтернативные варианты. Цены на сырьевые товары, которые не падают при ослаблении экономики, являются признаком стагфляции. Во время стагфляции цены на товары, как правило, не падают (потому что ожидается, что цены на них все равно будут расти). В конце 1970-х годов люди инвестировали в запасы всего, и вся с длительным сроком хранения, включая и золото.  То, что цены на сырьевые товары уже снижаются, несмотря на войну и санкции, является малым признаком-свидетельством против предсказаний стагфляции. Но рецессию исключать нельзя.

4. На протяжении большей части последнего десятилетия существовала зависимость между доходностью 10-летних облигаций США и соотношением меди-золота. В начале 2021 на рынках наблюдалось значительное расхождение: соотношение меди и золота резко выросло, а изменение ставок было сдержанным. Переходим к сегодняшнему дню и видим обратную картину. В последние месяцы на фоне растущих опасений рецессии соотношение меди и золота заметно сузилось. Ставки немного упали, но все еще высоки. Это может быть признаком того, что жесткий курс ФРС может столкнуться с напряжением на фоне замедления экономики.

5. В то время как спрос остается чрезмерно привязанным к прогнозам глобального роста, опасения по поводу предложения слабеют (благодаря сообщениям о продолжающемся притоке российского металла наряду с масштабными ожиданиями увеличения объемов производства на мировых шахтах). Такая динамика предложения является ошибочной. В РФ, за краткосрочным продолжением потоков — в отличие от зерновых или энергоносителей — скрывается глубокое падение потенциального предложения на шахтах (запрет на ввоз оборудования плюс ограничение капитала). И практически все крупнейшие в мире медедобывающие компании сообщили о снижении добычи в I кв. 2022.

6. Даже если цена на медь снизится, это лишь краткосрочные спады. Медный рудник, пока не окупится, требует ~15 лет подготовки и инвестиций. Медь является основным металлом для сегодняшнего мира технологий, без меди их нет. Я говорю о спросе перед лицом страха не иметь достаточного количества: подобно земле (подумайте, как бухгалтеры относятся к земле на балансе — стоимость не обесценивается), существует ограниченное предложение. Поскольку мы все больше осознаем, что придется сначала нормировать, а затем пересмотреть меры потребления, есть полноценные предпосылки к «бычьей» убежденности меди. Средний прогноз MUFG на IV кв. 2022 — $11900/Мt.